juche_songun (juche_songun) wrote,
juche_songun
juche_songun

Categories:

Памяти генерал-полковника Терентия Штыкова. Карельско-корейский скоростной бой



В тревожной истории Кореи 1940-х и 1950-х годов имелось много людей, ставших для корейского народа близкими и своими, хотя по крови не бывшими корейцами. Один из таких: погибший в бою с американскими войсками в Корее ветеран 2-го Белорусского фронта Мао Аньин (Сергея Мао) - сын председателя КПК Мао Цзэдуна.

Другой - генерал-полковник Терентий Фомич Штыков, первый посол СССР в Корее. Президент Ким Ир Сен так еще более вспоминает о нем в своих мемуарах "В водовороте века":

"Дружба со Штыковым, завязавшаяся на Дальнем Востоке, продолжалась и потом. Штыков много сделал и для решения корейского вопроса. Будучи главой делегации советской стороны в советско-американской совместной комиссии, созданной по решению московского совещания министров трех стран, он вел активную дипломатическую деятельность, целью которой было воссоединение Кореи и ее самостоятельное развитие"

Генерал Штыков родился в простой крестьянской семье в 1907 году. В 22 года он стал членом ВКП(б), в дальнейшем возглавлял комсомольскую организацию Октябрьского района Ленинграда, затем был секретарем Выборгского райкома партии. С 1938 года Штыков - 2-й секретарь Ленинградской парторганизации, где в ходе коллективного труда тесно сошелся с выдающимся советским партийным, государственным, культурным и военным деятелем Андреем Ждановым.

При нем Штыков еще более успешно занимался проблемами областного сельского хозяйства, будучи награжден за выдающиеся результаты, в частности, в сферах льноводства и животноводства своим первым Орденом Ленина.


Когда началась самозащитная война СССР против агрессивной в то время Финляндии, ставшей надежной базой для шюцкоровских пьяниц, вооруженных артиллерийскими стволами, и укрытием международных террористов, взрывающих в столицах дома, в декабре 1939 года руководитель Штыков был отправлен на фронт, став членом совета 7-й армии.

На фото выше он проверяет оружие у красноармейцев, готовящихся к бою с так называемыми "маннергеймовцами" и иным прочим недочеловеческим "хламом", съехавшимся тогда в эту прекрасную северную страну - в надежде ударить в тыл Красной Армии, ведущей совместно с КНРА борьбу на Холхин-голе и в Маньчжурии с империалистической Японией.


 
Полководец Мерецков

Немаловажно, что 7-й армией командовал военноначальник Кирилл Мерецков - будущий маршал СССР, каковой хорошо сдружился во время войны против правящей в Финляндии военно-фашистской клики с Терентием Штыковым. Они оба, как непосредственные организаторы прорыва так называемой "линии Маннергейма", по итогам войны были награждены.



Как и Мао Аньин, Терентий Штыков - ветеран Великой Отечественной Войны, участник битвы за Ленинград, сражавшийся в ходе  блокады данного города.  Выше он изображен вместе на командном совещании артиллеристов по борьбе с немецко-фашистскими батареями, каковые вели обстрел города. Штыков - третий слева.



В годы обороны Ленинграда Штыков, будучи членом военного совета Волховского фронта, вновь работал вместе Кириллом Мерецковым, командовавшим фронтом (на фото Штыков - слева, Мерецков - в центре).

В те дни, когда судьба Ленинграда и СССР, надо сказать, висела на волоске, Терентий Штыков, будучи лично храбрым человеком, регулярно проявлял заботу о бойцах непосредственно в окопах, на передовой линии. Как докладывал Мерецков Жданову: «Просто не знаю, Андрей Александрович, что с ним делать. Рвется под огонь. Не удержать его. Это же Штыков...»

Лично ему была поручена и организация так называемой "Дороги Жизни", по каковой по льду Ладожского озера снабжался осажденный Ленинград.




Выше фотографии патриота Штыкова и полководца Мерецкова в тяжелый период 1941-42 годов. Весьма важно, что именно Штыков, как интеллигентно развитый человек и достойный сподвижник  культурного идеолога Жданова, последовательно продвигал талантливого поэта Павла Шубина, автора замечательной песни "Застольная Волховского фронта", весьма любимой и в  КНДР (в исполнении легендарного Почхонбо):

Редко, друзья, нам встречаться приходится,
Но, уж когда довелось, -
Вспомним, что было, и выпьем, как водится,
Как на Руси повелось.

Пусть вместе с нами земля Ленинградская
Вспомнит былые дела,
Вспомнит, как русская сила солдатская
Немцев за Тихвин гнала.

Выпьем за тех, кто неделями долгими
В мерзлых лежал блиндажах,
Бился на Ладоге, бился на Волхове,
Не отступал ни на шаг.

Выпьем за тех, кто командовал ротами,
Кто умирал на снегу,
Кто в Ленинград пробивался болотами,
Горло ломая врагу.

Будут в преданьях навеки прославлены,
Под пулеметной пургой,
Наши штыки на высотах Синявина,
Наши полки подо Мгой.

Выпьем за тех, кто погиб под Синявино,
Всех, кто не сдался живьем,
Выпьем за Родину, выпьем за Сталина,
Выпьем и снова нальем!


К сожалению, на фронте против поэта Шубина осуществлялись различные провокации, включая ложное обвинение в сексуальном надругательстве над так называемыми "карелкой".

Это обвинение, по всей вероятности, было вызвано последовательной борьбой назначенного в 1944 году на Карельский фронт Штыкова за эвакуацию в тыл из прифронтовой территории так называемых "карелов" и иных других "ингерманландцев". Их планировалось пересилить, как связанных с внешним врагом, отправившим все нефинское население Карело-финнской ССР на верную, но мучительную смерть в финские концлагеря смерти. Эти лагеря, как мы знаем, не уступали по жестокости и садизму японским лагерям, а также печально известным нацистским Освенциму и Майданеку, где империалисты безжалостно отравили в печах газом 6 миллионов человек,в основном Евреев (за финские лагеря смерти, в отличии от германских палачей, пока еще никто не ответил, и даже не выплатил положенной в таких случаях еще более солидной денежной компенсации).

Ряд ревизионистских партэлементов покрывали так называемых "карелов" и противостояли в этом вопросе Штыкову, не останавливаясь даже перед попыткой ликвидировать его влияние с позиций компрометации.



Работая в Карелии и раннее, Терентий Штыков регулярно вызывался в столицу СССР, где участвовал в совещаниях у Иосифа Сталина - с того времени они были хорошо знакомы лично.

В свою очередь, еще до конца войны в Европе военноначальник Кирилл Мерецков был переведен на Дальний Восток, где командовал советскими войсками в Приморье, а летом 1945 года - 1-м Дальневосточным фронтом, развернутым против японских империалистов в Маньчжурии. В те же месяцы, ставшие решающими для освобождения и судьбы Кореи, Андрей Жданов лично познакомился с Великим Вождем товарищем Ким Ир Сеном - на совместном совещании в Москве незадолго до войны с Японией. Надо сказать, товарищ Ким Ир Сен в ходе разговора весьма сильно и приятно удивил товарища Жданова - в отличие от других иностранных коммунистов, он твердо заявил о том, что корейские революционеры готовы восстановить страну своими силами и не настаивают на немедленной материальной помощи СССР. (ВВВ 8:528)

В ходе боев с японцами Терентий Штыков продолжал работать вместе с полководцем Мерецковым. Вот на таком нижнем фото Мерецков и Штыков (крайний слева) вместе с главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке Василевским допрашивают пленного японского генерал-лейтенанта, начальника штаба агрессивной Квантунской армии Хата Хикосабуро:



В том же 1945 году Штыков, как член военного совета Приморского военного округа, был командирован в Корею, разместившись в Пхеньяне. Именно ему Сталиным было поручено вести переговоры СССР с американцами, оккупировавшими юг полуострова. 1 января 1946 года Штыков находился в Сеуле, где честно отстаивал идею независимой от оккупантов народной Кореи:



Со Штыковым на заседании советско-американской комиссии соседствовал генерал Джон Ходж, глава так называемого "американского военного правительства в Корее". Вот этот вояка рядом с бандитом Макартуром -  справа в темных очках стыдливо прячет глаза:




В 1948 году, в процессе вывода советских войск из Кореи, Терентий Штыков был назначен послом СССР в Пхеньяне, в январе следующего года вручив верительные грамоты. В то довоенное время он работал в тесном контакте с Великим Вождем товарищем Ким Ир Сеном, сопровождал его при поездках в Москву и нередко присутствовал на совещаниях  Ким Ир Сена с Иосифом Сталиным. Он же представлял позицию СССР в первый год Отечественной Освободительной войны против напавших на КНДР американских империалистов. Важная переписка Штыкова со Сталиным, каковой в документах фигурирует под кличкой "Фын Си",  решила весьма многое, в том числе повлияв на ввод китайских народных добровольцев.



Когда в декабре 1950 года генерал Штыков покинул Пхеньян, Великий Полководец товарищ Ким Ир Сен тепло попрощался с ним, рассматривая уезжавшего не только как дипломата, но и как своего близкого личного друга и боевого товарища.

В послевоенные годы бывший посол находился на партийно-государственной работы в Калуге и Новгородской областях, а в 1956 году возглавил парторганизацию Приморского края. На этой должности Штыков развернул программу "Большого Владивостока", начав застраивать город многоквартирными жилыми домами. Реализация этой программы создала тот город Владивосток, каковой и существует сейчас.

Несмотря на это, глупый ревизионист Никита Хрущев и другие ревизионисты не могли простить революционеру Терентию Штыкову того факта, что он отказался вместе с ними предавать память своего вождя Иосифа Сталина - не поддержал гнусную кампанию против так называемого "культа личности", позорно развязанную на 20 съезде КПСС.

В итоге Штыкова перевели послом в Венгрию, а затем в комиссии государственного и партийного контроля, где генерал умер в возрасте 57 лет, продолжая работать до последнего дня. В Пхеньяне Великий Вождь товарищ Ким Ир Сен и другие корейские друзья весьма горевали, получив весть о таком безвременном уходе настоящего патриота, революционера и солдата.


 
P.S.
Поездка в КНДР с 3 по 10 сентября с.г. "Ариран"

Запасные опорные пункты по воспитанию и перевоспитанию людей: 
Tags: КНДР, Ким Ир Сен, Сталин, Штыков, товарищество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 125 comments