juche_songun (juche_songun) wrote,
juche_songun
juche_songun

Categories:

История одной благородной семьи

Ниже мы полностью воспроизводим трогательный рассказ о семье Героя КНДР тов. Ана В.Н. напечатанный недавно в одном интернет-сайте
Великий вождь КИМ Ир Сен удостоил нашу семью высокой чести быть принятым им не один раз. Что предшествовало нашей встрече с великим вождем? Отец мой АН Владимир Степанович, АН Дон Су, это имя дал ему КИМ Ир Сен, погиб в Корейской войне 1950-1953 гг., Герой КНДР.



Владимир Степанович АН (АН Дон Су) (1920-1950)
Герой КНДР




 Исторический танк №312, на котором Ан Дон Су первым из КНА въехал в освобожденный Сеул

Семья наша жила в Узбекистане в колхозе им. Буденного Нижнечирчикского района Ташкентской области, откуда Ан Владимир Степанович осенью 1947 года уехал в Корею. Сейчас колхоз носит имя Ан Дон Су в память о нашем отце. Бабушка постоянно твердила: «Твой отец герой, ты дочь Героя, ты должна гордиться им». Пока мы росли, учились, историческая Родина помогала, не забывала нашу семью, присылала деньги на нас с бабушкой. И мы знали, что где-то далеко есть Корея, за ее светлое будущее сложил голову наш папа, но Корея казалась недосягаемой для нас.


В 1985 году мы получили первое приглашение из КНДР посетить страну. Товарищ Ким Ир Сен ждал нас в Пэктусане, но, к сожалению, встреча не состоялась, поскольку наши власти не дали возможности членам семьи одновременно находиться в КНДР. Первая поездка открыланам Корею. Когда самолет стал приземляться в аэропорту Пхеньяна, само собой хлынули слезы, то ли кровь предков заговорила, зов предков, трудно сказать. Впервые видели вокруг себя только корейцев, и это было непривычно после многонационального Советского Союза, да и разговаривать мы толком на корейском языке не умели.

Спустя четыре года, летом 1989-го, мы вновь получили правительственное приглашение из КНДР. Наша семья тронулась в далекий путь: мама, сестра с мужем, брат с женой, я с мужем и самый старший внук Игорь. Прилетели в Пхеньян в августе, в столице КНДР только что прошел Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Прекрасный Пхеньян предстал перед нами во всей своей красе — с величественными памятниками, дворцами, широкими проспектами, тенистыми улицами, своей архитектурой, чистотой и ухоженностью поразивший нас.

Знаменательной была экскурсия в Музей победы в Отечественной освободительной войне. В зале танкистов на стенде героев мы увидели своего отца — Ан Дон Су, танк № 312, который первым ворвался в Сеул. В нем сидел наш отец. Экскурсовод рассказала о подвиге нашего отца, как он рапортовал Полководцу Ким Ир Сену о взятии Сеула в прямом эфире. Слушая рассказ, мы прослезились. Мне было три месяца, когда отец выехал в Корею, поэтому знаю его по фотографиями рассказам мамы, бабушки, односельчан. В музее Победы мы нашли свидетельства подвига нашего отца. Работники музея на прощание сказали, что всегда будут рады видеть нас в этих стенах.

Самолетом летели в Пэктусан. Кругом тайга, озеро Самдиен, пик Ким Чен Ира, деревья-свидетельства революционной борьбы корейских партизан за независимость Родины. Самое удивительное было наверху, на высоте 2749 метров — Небесное озеро Чхончжи. Пэктусан — колыбель корейской революции, отсюда идут ее истоки. О, как красива Корея!

38-я параллель… Сколько мы слышали о ней! Отсюда начинается многолетняя трагедия Кореи. Военно-демаркационная линия разделяет Корейский полуостров на Север и Юг. В Пханмунчжом мы ехали дорогой, по которой 39 лет назад проехал отец на танке. Там, за сопками Сеул… Корея по-прежнему разделена. Со стороны Севера через разделительную линию видим американских солдат. Янки, убирайтесь вон, нечего топтать корейскую землю!

В Корее говорят: «В горы Кымган приходят не каждый день и не каждый». Мы съездили в Кымгансан. Древние горы. Красота сказочная. Стрекот цикад мы слышим впервые. Восхождение к водопаду Курен, девушка-гид рассказывает легенды гор Кымган. Мы с Виктором рискнули еще подняться на Сампхальдам. Высота головокружительная, внизу четко просматриваются восемь озерков. Казалось, восемь фей вот-вот спустятся с неба и окунутся в изумрудные воды. Морской Кымган. Самильпхо. Чудесные дни, проведенные в Алмазных горах, запомнились на всю жизнь.

Со всех этих незабываемых поездок возвращались в Пхеньян, как в свой родной дом. Наслаждались впечатлениями от всего увиденного, чувства переполняли нас. Испытывали огромное счастье, радость и гордость — наша Родина прекрасна, ведомая великим вождем Ким Ир Сеном и любимым руководителем Ким Чен Иром! Повсеместно, куда бы мы ни приезжали, чувствовали любовь корейского народа к своей земле, безграничную любовь, преданность и уважение к великому вождю и любимому руководителю, их почитание.

Наше пребывание в КНДР подходило к концу, как в один вечер мы спешно из «Коре» переехали за город, в Понхвари, в резиденцию для почетных гостей. Торжественно объявили: нашу семью примет великий вождь, начали готовить к приему. Женской половине сшили корейские национальные платья, мужчинам костюмы. Настроение было приподнятое. Мама сказала: будем делать большой поклон великому вождю. Стали репетировать.

С особым волнением ждали встречи с великим Ким Ир Сеном. Настало 23 сентября 1989 года. Нас повезли в Мехянсан, в резиденцию великого вождя. Распахнулись высоченные массивные двери — и великий вождь, исполин, величественный, руки за спину, предстал перед нами. Мама с Виктором преподнесли корзину с цветами. Тов. Ким Ир Сен протянул руку для приветствия, тут наша мама убрала свои руки и сказала: «Нет!» Все оцепенели, а она обратилась к нему: «Великий вождь, Вы революционер-интернационалист, одержавший победу в корейской революции, примите от семьи Героя КНДР Ан Дон Су по корейскому обычаю большой поклон». Тут же встав в ряд перед великим вождем, мы низко преклонили перед ним колени. Вздох облегчения у всех. На лице великого вождя засияла широкая улыбка. А мама продолжила: «Великий вождь, позвольте поблагодарить Вас за материальную помощь, оказанную семье Ан Дон Су после его гибели. Страна была в руинах, шла война, но Родина не забывала нас, посылала деньги. Дети выросли, выучились, получили образование — педагог, научный работник, редактор. Позвольте еще раз поклониться Вам». Мы вновь преклонили колени. Мама вручила тов. Ким Ир Сену адрес с благодарностью. Великий вождь тепло обнял нашу маму.

Товарищ Ким Ир Сен поздоровался с каждым из нас за руку, уточняя, кто есть кто. Мама преподнесла от нашей семьи подарок. Великий вождь тоже сделал нам подарки: золотые часы с именной надписью «Ким Ир Сен» он вручил маме, Виктору, сестре Липе и мне. Затем великий вождь сфотографировался с нами на память.



Встреча лидера КНДР КИМ Ир Сена с семьей АН Дон Су: в первом ряду, слева от КИМ Ир Сена — жена АН Дон Су ТЕН Иль Сим, справа от КИМ Ир Сена — сын Виктор АН, вторая справа — дочь Клара ШИН
Пхеньян, 23 сентября 1989 г.


Беседа проходила за совместным обедом. Товарищ Ким Ир Сен предложил первый тост за Ан Дон Су, но наша мама опять сказала: «Нет-нет, первый тост позвольте поднять за Ваше здоровье, за здоровье любимого руководителя!» Великий вождь был растроган, трижды произнес «спасибо». Затем мы помянули Ан Дон Су. Товарищ Ким Ир Сен был со всеми очень внимателен, в общении прост. От него исходила необыкновенная аура человеческого обаяния, простоты и величия. Он поведал нам многое о нашем отце. Лично встречался с ним не раз. Говоря об Ан Дон Су, подчеркнул, что наш папа был образован, прекрасно знал родной корейский язык, будучи начальником политотдела танковой дивизии, вел армейскую газету «Чосонинмингун», преподавал в военном училище в Нампхо, был отважным, самоотверженным, его отличали высокий патриотический дух, словом истинный герой.

Рассказал про случай с сапогами. Генералу Н.Г. Лященко в 48-м году предстояла дорога домой, тогда советские войска выводили из Северной Кореи. Ан Дон Су обратил внимание на его изношенные сапоги (они хорошо знали друг друга), он прочесал весь город, однако сапог 47-го размера не нашел. Тогда Ан Дон Су через адъютанта доложил об этом Полководцу Ким Ир Сену. Ким Ир Сен на это сказал, что негоже советскому командующему возвращаться в Советский Союз в худых сапогах.

Собрали сапожников города и поручили им срочно сшить сапоги нужного размера. Когда Ан Дон Су принес Н.Г. Лященко не одну, а две пары сапог, тот от радости воскликнул: «Проси что хочешь!» На что Ан Дон Су ответил: «А ты выполнишь мою просьбу? Что стоит Советскому Союзу, такой огромной стране, подарить запчасти к танкам маленькой стране как Корея, которая только начала строиться, и нет денег их купить в случае надобности». Н.Г. Лященко ничего не оставалось, как сказать: «Как же я сам недогадался подарить их молодой республике?!» Тогда и запчасти, и много техники осталось в КНДР.

Великий вождь отметил, что это был неоценимый подарок для Кореи. И что именно Ан Дон Су сыграл в этом важную роль, его стремление сделать больше полезного для становления Народной Кореи. Тут мама сказала, что Герой Советского Союза генерал армии Н.Г. Лященко и ныне здравствует, живет в Москве неподалеку от Посольства КНДР. Упомянула и ветеранов, участников освобождения Кореи, Корейской войны, всегда принимающих активное участие в мероприятиях, посвященных датам КНДР. Едва услышав про Лященко и участников Корейской войны, великий вождь с укоризной сказал: «И что они там в посольстве в Москве делают, такие люди рядом живут, а они не знают. Пусть срочно разыщут!» (Летом 1990 года генерал армии Н.Г. Лященко, Герои Советского Союза летчики-истребители, участники Корейской войны С.М. Крамаренко, Е.Г. Пепеляев и Д.П. Оськин, а также дважды Герой Советского Союза В.И. Попков были приглашены в КНДР, где встретились с великим вождем Ким Ир Сеном).

Далее великий вождь спросил нас поименно. Услышав русские имена, сказал: «Конечно, живете в России, там хлеб, колбаса (по-русски сказал), но я не могу Ирина называть. Я дам вам корейские имена.

Обращаясь к маме: «Столько трудностей перенесла, одна в едином порывевырастила, выучила детей, поэтому назову вас Иль Сим — Тен Иль Сим, а сына Ан Хян Сан, потому что наша встреча состоялась в Мехянсане».

Так мама и Виктор получили корейские имена от самого Ким Ир Сена. Глядя на Виктора, великий вождь заметил: «Очень похож на отца, но твой отец был и выше, и красивее, недаром его в Корее называли красавец-мужчина». Виктор немного обиделся на это, мол, отец погиб молодой, а ему уже за сорок.

Тов. Ким Ир Сен спросил маму, откуда она родом. Узнав, что из Хвэрена, великий вождь вспомнил Ким Чен Сук, она тоже была родом из Хвэрена. С грустью и печалью он сказал: «Сегодня для меня печальный день. Именно в эти дни 40 лет назад не стало нашей дорогой, несравненной Ким Чен Сук (Ким Чен Сук умерла 22 сентября 1949 г.). Прошло столько лет, но душа по-прежнему болит, боль эта не проходит, боль души, боль сердца. Такой молодой ушла она из жизни, не повидав хорошей жизни, не отведав хорошей еды. Не пришлось ей носить красивые платья из щелка. Всю себя без остатка она отдавала борьбе за освобождение Родины. Ее светлый образ постоянно со мной. Мы с любимым руководителем побывали вчера на ее могиле». Мы подняли бокалы за светлую память Ким Чен Сук.

В тот сентябрьский день товарищ Ким Ир Сен согрел нас своим душевным теплом, ему так хотелось хоть как-то заменить нам погибшего отца. С затаенным дыханием слушали его. Многое из его рассказов об отце нам было не известно.

Он поделился воспоминаниями о партизанских временах, о трудной военной поре. О том, как партизаны научились есть мороженую картошку, выискивая остатки на полях. На стол подавали много блюд разных, и он просил нас отведать грибов, мол, только в Корее такие растут, или рыбу, водится только здесь. А мы сидели в напряжении, стеснялись. Тогда великий вождь вспомнил забавную историю: 

-Молодого советского офицера направили военным советником в партизанский отряд Ким Ир Сена в далеком 38-м году. Замерзшим, голодным привели его партизаны в свой лагерь. А время такое, есть было нечего. Партизаны выловили лягушек и на костре поджарили лягушачьи лапки. Дали офицеру выпить перед трапезой. Он взял лягушачью лапку, некоторое время смотрел, потом начал нехотя, осторожно пробовать на вкус. Голод взял свое, он все съел. С этим офицером, уже генералом, Ким Ир Сен встретился в 1945 году у Г.К. Жукова. Молодой генерал недавно женился, и он просил Ким Ир Сена: пожалуйста, не говори моей жене, что я ел лягушек, а то она не будет целоваться со мной. За столом Жуков стал подначивать Ким Ир Сена: «А ну скажи, какими такими «небесными курицами» ты потчевал нашего хозяина, что он не может никак объяснить нам, что за «небесные куры»? Скажи, ну скажи, мы тоже хотим попробовать». Все были заинтригованы в ожидании ответа. Наступила пауза… Мы тоже замерли. Спокойно, с улыбкой, оглядывая всех, великий Ким Ир Сен произнес: ква-ква-ква. Тут все рассмеялись и расслабились.

На приеме у великого вождя присутствовала Хван Сун Хи, соратница вождя, директор Музея корейской революции, Герой труда КНДР, супруга Рю Ген Су, командующего 105-й танковой дивизией, под началом которого воевал наш отец. Рю Ген Су тоже погиб. Великий вождь в этот день свел двух жен Героев, которые бок о бок вместе воевали. Ан Дон Су все три года, находясь в Корее, постоянно бывал дома у Рю Ген Су и Хван Сун Хи, поскольку жены не было рядом, он питался у них. И каждый раз он говорил: вот приедет жена, она за все отблагодарит. С той встречи у Хван Сун Хи и Тен Иль Сим завязалась крепкая дружба.

Расставаясь, тов. Ким Ир Сен сказал: «Завтра я хотел бы вновь встретиться с вами, посидеть на природе, угостить вас жареными каштанами, бататом, ведь вы, наверное, не пробовали их никогда?!» Так закончилась первая встреча с тов. Ким Ир Сеном, длилась она два часа.

После приема, взволнованные и счастливые, делились впечатлениями. Хван Сун Хи-омони была довольна, сказала, что все прошло нормально.

Утро 24 сентября выдалось пасмурным, серое небо, стал накрапывать дождь. Все заволновались: в такую погоду на природе не посидишь. Но точно в назначенное время машины прибыли за нами. Так же распахнулись широкие двери: великий вождь тов. Ким Ир Сен стоял перед нами исполненный величия, задумчивый, казалось, весь в размышлениях. Поздоровавшись со всеми за руку, он промолвил:

Как жаль, что сегодня такая погода. Не сможем посидеть на воздухе, идет дождь. Но это не дождь, это слезы вашего отца — Ан Дон Су. Это Ан Дон Су плачет, видя, что вы, наконец, на Родине, от радости за вас плачет. В Корее все семьи Героев окружены заботой государства, а вы далеко, на чужбине живете. Ан Дон Су отдал жизнь за Корею. Жизнь человеческая бесценна, она не имеет цены. Мы в долгу перед его семьей. И никакие, даже самые дорогие подарки не стоят и капли его крови, не заменят вам отца. Пришло время и мне выполнить свой долг перед семьей Героя КНДР Ан Дон Су». От таких слов невозможно было сдержать слезы.

В беседе с великим вождем мы полакомились жареными каштанами, печеным бататом. Великого вождя можно было бесконечно слушать. Редкое обаяние с величием государственного деятеля сочеталось с великой простотой, мудростью. Охват его беседы был огромен — начиная с Кореи и кончая мировыми проблемами, притом не забывая ни на минуту, что на приеме у него семья Ан Дон Су.

Хянсан, улучив минутку, встал: «Великий вождь, мои сестры тоже хотят иметь корейские имена».

Товарищ Ким Ир Сен проявил радушие: «О, я люблю давать имена».

Немного подумав: «Магнолия — прекрасный цветок, символизирует Корею. Поскольку мы в Мехянсане, значит Хян и от магнолии Нан — Хян Нан, это имя дадим старшей дочери.

В зале, где проходила встреча, пышно цвела азалия, вся в нежных розовых цветках. Глядя на азалию, он произнес: «Если в Европе революционный цветок — гвоздика, то у нас в Корее азалия — олицетворение революции, младшая дочь пусть будет Хян Чжин от азалии».

Мы радостно поблагодарили тов. Ким Ир Сена. Великий вождь с улыбкой вспомнил предыдущий день, когда мама убрала свои руки за спину, впервые ему не ответили на рукопожатие, и сделал комплимент нашей маме: «Хорошо женился Ан Дон Су, знал на ком жениться, умная у него жена».

Касаясь проблемы объединения Родины, Ким Ир Сен обратился к нам как к детям Героя КНДР:

«Чаяние корейского народа — это объединение Родины. Вы живете за рубежом, мы возлагаем большие надежды на зарубежных соотечественников: у кого есть деньги — деньгами, у кого есть знания — знаниями, у кого есть сила — силой. Я очень надеюсь на ваше участие в движении за объединение Кореи, этим вы сделаете свой вклад в великую национальную консолидацию. Будьте достойны памяти своего отца

Хян Сан тут же встал и заверил великого вождя, что по возвращении домой мы будем участвовать в общенациональном движении.

На прощанье великий вождь напутствовал:

«Отныне дорога на Родину для вас открыта всегда. Приезжайте каждый год! Не забывайте, помните, здесь ваша Родина, дух вашего отца обитает на земле Кореи, здесь ваши корни. Я всегда буду рад встрече с вами — вы семья Героя КНДР Ан Дон Су, первого национального героя в Отечественной освободительной войне».

Через два дня, 27 сентября, нас повезли в Синмири, на Кладбище патриотов, к могиле нашего отца. Мы увидели обелиск с его именем, венок от великого Ким Ир Сена. Дорога к отцу оказалась очень длинной — длиною в 42 года, как уехал в Корею, и 39 лет, как погиб. Наконец-то мы могли припасть к могиле отца и выплакать свои слезы.

80-летие КИМ Ир Сена
В апреле 1992 года мы приехали на 80-летие великого вождя. Тогда состоялось торжественное открытие микрорайона Тхоньир, и тов. Ким Ир Сен должен был выступить на митинге, но его не было. Был холодный, ветреный день, видимо, решили поберечь его здоровье, ведь предстояли юбилейные торжества. 15 апреля мама и Хян Сан попали на главный банкет в честь юбилея Ким Ир Сена.

Семью нашу великий вождь принял после торжеств — 23 апреля — вместе с семьей Якова Новиченко. За центральным столом вместе с тов. Ким Ир Сеном сидели Яков Новиченко, наша мама Тен Иль Сим. За вторым семья Я. Новиченко, за третьим столом мы дети. Семья Новиченко преподнесла великому вождю шерстяные носки, связанные ими самими, а мы хрустальную вазу, выполненную уральскими мастерами.

1994 год
В 1994 году в апреле состоялась наша последняя встреча с великим вождем. В тот год нас было четверо — мама, Хян Сан с дочерью Олей и я. На приеме у великого вождя поддерживала беседу всегда мама с Хван Сун Хи-омони, а мы молчали в основном, не владея родным языком. Хван Сун Хи-омони, посмеиваясь, подтрунивала над нами: бэбэри (по-корейски немые). Все завидовали нам: мы, живя здесь, и мечтать не можем о встрече с великим Ким Ир Сеном, а вы и впредь будете удостаиваться его внимания и встречи с ним. Они то и надоумили меня выучить корейскую песню, чтобы спеть ее на приеме. Времени было мало, гид, водитель помогали разучивать песню «Суренниммомгакаимосигосифо». Хян Сан не хотел петь, я просила его об одном: ты стой рядом, делай вид, что поешь, а то одной страшно.

11 апреля 1994 года мы вошли в президентский дворец Кымсусан. Как всегда с нами шла Хван Сун Хи-омони. Великий вождь очень радушно нас принял, вообще надо сказать о его доброжелательности и гостеприимстве, от него всегда исходила доброта, благодушие, неизменная улыбка сразу располагали к нему, и напряжениени спадало.

В тот день мама поставила великого вождя в известность о том, что два года назад в Москве под крышей Московской АСОК создан Корейский центр восточной медицины, где работают пять врачей из КНДР. Корейские врачи успешно лечат россиян. Поставили на ноги Евгения Кима от паралича, дошедшего до поясницы, когда врачи и Киева, и Москвы оказались бессильны. Детский церебральный паралич поддается их лечению, со всей России приезжают на лечение. В знак благодарности семьи больных возложили цветы в Посольстве КНДР и написали благодарственное письмо в адрес великого вождя. Да вот незадача: врачи-мужчины без жен, им самим приходится решать бытовые неурядицы, а загранкомандировка долгосрочная.

Тов. Ким Ир Сен отреагировал мгновенно:

«Как же так, в загранкомандировку едут семьями. Надо отправить жен. Решить этот вопрос в течение месяца».

Минздрав КНДР согласно указанию великого вождя через месяц отправил жен врачей в Москву. В этом году Корейскому центру исполняется 20 лет, уже сменились несколько бригад врачей. Но они неизменно прибывают с женами. Врачи благодарны нашей маме.

Беседа продолжалась. Великий вождь вдруг посмотрел на меня, что я скажу, я воспользовалась этим, сказала, что хочу спеть ему песню. Он обрадовался: «Я люблю слушать песни, спой». Мы с Хян Сан встали и начали петь. Что удивительно, страх и робость пропали, песня сама полилась, а тов. Ким Ир Сен с благостной улыбкой слушал песню и остался доволен, поблагодарил: «Хян Чжин, хорошо поешь». Когда запели, стали вбегать фоторепортеры и снимать нас.



Дети АН Дон Су Клара ШИН и Виктор АН поют песню лидеру КНДР КИМ Ир Сену
Пхеньян, 11 апреля 1994 г.

Великий вождь, говоря о себе, отметил, что чувствует себя хорошо, за свое здоровье не беспокоится, может, доживу до 90 лет.

Он беспокоился о здоровье любимого руководителя Ким Чен Ира: как тот много работает, допоздна в его комнате горит настольная лампа. И вчера в два часа ночи он еще не спал. Что практически руководство страной осуществляет тов. Ким Чен Ир. Обращаясь к Хян Сану, попросил его и впредь поддерживать делом тов. Ким Чен Ира. Хян Сан выразил нашу готовность всегда и во всем своими делами поддерживать тов. Ким Чен Ира.

Послесловие
Прошло 23 года с момента первой встречи с великим вождем. По возвращении домой в ноябре 1989 года я участвовала в учредительной конференции по созданию АСОК в Ташкенте. С тех пор я в асоковском движении, можно сказать, ветеран АСОК. Была зампредседателя Московской АСОК, ответственным секретарем, и.о. президента Бомминрен. Много лет вхожу в Совет МКА «Единство», более 10 лет являюсь главным редактором информбюллетеня, журнала «Единство». Участвовала во всех съездах, конференциях АСОК, МКАЕ, не раз в Общенациональной конференции в Пхеньяне. В составе асоковской делегации в октябре 1992 г. побывала в Чхонрен — Ассоциации корейских граждан в Япония. В 2007 г. ездила в Шеньян (Китай) на форум зарубежных корейцев. На страницах «Единства» пропагандируем идеи самостоятельного мирного объединения Кореи на основе великой национальной консолидации, рассказываем о КНДР, о ее неизменной позиции, о великих вождях корейского народа — тов. Ким Ир Сене и тов. Ким Чен Ире, о национальных традициях. Имею награды КНДР — орден Государственного Знамени 2-й степени, орден Труда.

Брат Ан Хян Сан (1945-2006) умер на рабочем месте, в офисе Бомминрен произошло кровоизлияние в мозг. Он по 10-12 часов находился в офисе, являясь управделами МКА «Единство» и Бомминрен. В 2002 году он оставил науку и приехал в Москву, чтобы работать непосредственно в офисе и вести общественную работу, как того требовала Родина, как того хотел великий вождь. Он мог стать доктором наук, но интересы Родины были превыше, он хотел быть достойным памяти своего отца. Участвовал в первой Общенациональной конференции 1990 года в Пхеньяне, исследовал гору Пэктусан как научный работник-гляциолог, писал статьи в защиту позиции КНДР, в поддержку политики сонгун великого руководителя.

Мама наша Тен Иль Сим 9 раз удостаивалась встречи с великим вождем. Она тоже в асоковском движении с момента зарождения. Выступала с трибуны первой Общенациональной конференции в 1990 году в Кэсоне, за что великий вождь тов. Ким Ир Сен лично поблагодарил ее. На праздниках, посвященных датам КНДР, она единственная в Москве, кто во весь голос кричит: «Великий вождь, мансе, чангунним, мансе!!!» Наша семья участвует во всех мероприятиях и акциях, связанных с КНДР, старается быть достойной памяти своего отца, памяти великого вождя Ким Ир Сена, великого Ким Чен Ира. Мама удостоилась золотой медали Объединения за свое активное участие в общенациональном движении.

Мы счастливы тем, что соприкоснулись с великим человеком мира — великим вождем тов. Ким Ир Сеном. В канун 100-летия великого вождя наши чувства, наша позиция неизменны — мы верны идеям великого вождя, его заветам, он вечно с нами как сияющее Солнце, освещающее весь мир.
(Источник)



Tags: Ким Ир Сен, Ким Чен Ир, товарищество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →