juche_songun (juche_songun) wrote,
juche_songun
juche_songun

Category:

Жизнь доказала, что Полководец Ким Ир Сен был глубоко прав

В связи с 20-ти летием трагической даты в истории человечества
продолжаем публиковать воспоминания о Великом Человеке

Незабываемая встреча

На протяжении 50 лет, как в 1945 году я снял военную форму, в которой воевал (был тяжело ранен на Курской дуге), судьба меня сводила при разных обстоятельствах с корейскими товарищами.

Это не случайно, так как, перейдя после войны на дипломатическую службу, а затем – на партийную и научную работу, я выбрал для себя восточное направление в международной политике.

photo 007
Встречи с Ким Ир Сеном неизменно
заряжали людей оптимизмом и радостью

Первое знакомство с товарищем Ким Ир Сеном произошло в ноябре 1957 года во время празднования 40-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции и работы в тот период I

Совещания представителей Коммунистических и Рабочих партий социалистических и капиталистических стран. Мне поручили тогда переводить выступление главы делегации КНР и КПК Мао Цзэдуна на торжественном собрании во Дворце спорта в Лужниках, а также участвовать в двусторонних переговорах на высшем и высоком уровне лидеров КПСС и КПК.

Были контакты и с другими руководителями делегаций социалистических стран, в том числе и с Ким Ир Сеном, хорошо знавшим китайский язык, что позволяло беседовать с ним без помощи переводчика.

Встречи с товарищем Ким Ир Сеном повторялись в 60 – 80-х годах при разных обстоятельствах – в ходе официальных и неофициальных визитов корейского лидера в СССР.

Как известно, в 1959 – 60 гг. осложнились наши отношения с Пекином.

Существенная вина за это ложится на Н. Хрущева.

Летом 1960 г. Ким Ир Сен в закрытом порядке был в Москве. 17 июня состоялась его встреча с Н. Хрущевым.

Руководитель КПСС пытался склонять лидера ТПК на свои субъективные позиции в разраставшемся тогда споре с Пекином. Корейский лидер, комментируя трудные события 1956 г., заметил, что нас подвергали большому оскорблению, но я не сделал поспешных выводов.

Товарищ Ким Ир Сен в беседе с Хрущевым вел себя сдержанно. Он уже тогда, видимо, осознал, с одной стороны, опасность ревизионизма тогдашнего руководства КПСС, с другой – реально оценивал трудное положение КНДР и ТПК в конфликте между СССР и КНР. В 1963 году я был приглашен Ю. В. Андроповым на работу в качестве сначала референта, зав. сектором, а затем первым зам. зав. отделом ЦК КПСС по связям с коммунистическими и рабочими партиями социалистических стран.
Одна из встреч с товарищем Ким Ир Сеном проходила в Москве в 1966 г. в разгар «культурной революции» в КНР.

Руководитель КНДР внимательно выслушивал мое мнение по важным вопросам, возникшим в международном коммунистическом движении.

В ходе многочасовой беседы с товарищем Ким Ир Сеном на Ленгорах в 1966 г. заинтересованный разговор получился о роли корейских добровольцев, а также жителей районов Маньчжурии – корейцев по национальности – в национально-освободительной борьбе китайского народа, в том числе в Маньчжурии в 1946 – 48 гг. Рассказал о личных наблюдениях, контактах с этими мужественными бойцами.
Товарищ Ким Ир Сен проявил интерес к этим вопросам. (Собственно с этого эпизода, как мне кажется, у меня завязалось последующее близкое знакомство с корейским лидером).

Беседа приняла более широкий аспект на близкую нам тему интернациональной солидарности народов в революционной, национально-освободительной борьбе.

Героическая борьба корейцев в Маньчжурии была как бы предтечей последующих действий китайских народных добровольцев в 1950 – 53 гг. в КНДР.

Высказал мнение, что факты славной боевой истории корейских бойцов, составлявших весомую и весьма боеспособную часть среди антияпонских вооруженных отрядов на Северо-Востоке Китая, не получили должного отражения в книгах, кинофильмах, исторических публикациях ни в Китае и тем более в других странах. (С радостью констатирую, что эта несправедливость затем частично была исправлена).

В ходе беседы я почувствовал, что у Ким Ир Сена было высочайшее чувство уважительности к собеседнику, умение выслушать даже простого партийного функционера.

Свою мудрость товарищ Ким Ир Сен продемонстрировал тогда тем, что достаточно быстро и правильно разобрался в субъективных моментах, связанных с возникнувшими противоречиями в международном коммунистическом движении.
Благодаря прозорливости руководителя ТПК корейские друзья прочно сохраняли принципиальность и взвешенность в споре между партиями других стран, хотя такая позиция ЦК ТПК не была легким решением.

Надо было сохранять верность общим принципам мирового коммунистического движения и национальным интересам Трудовой партии Кореи, КНДР.

Товарищ Ким Ир Сен, соблюдая политический такт, давал ясно понять советским руководителям, что не разделяет волюнтаристских взглядов и действии Хрущева, в том числе и перехлестов при разоблачении культа И. В. Сталина, вызвавших брожение в советском обществе и странах социализма.

Жизнь доказала, что корейский лидер был глубоко прав, когда проявлял беспокойство за судьбу социализма в нашей стране, по поводу ревизионистских, оппортунистических ошибок КПСС, ее руководителей.

Многие из нас иногда удивляются настойчивости и неприятию Пхеньяном «советского современного ревизионизма», который проявлялся в 60 – 70-х годах.

Если китайские товарищи и делали это в жесткой, иногда неприемлемой форме, то товарищ Ким Ир Сен пытался воздействовать на кремлевских лидеров, начиная с Хрущева, Брежнева, Черненко, Горбачева, силой аргументов.

Мои встречи с Ким Ир Сеном и Ким Чен Иром подтвердили обоснованность беспокойства корейских лидеров по поводу положения в КПСС.

Теперь уже очевидно, что они раньше других поняли, какие зловещие политические силы в СССР и за рубежом скрывались за платформой о так называемом «новом мышлении».

Вождь корейского народа вовремя дистанцировался от губительной политики Москвы после 1985 – 86 гг.
Официальный визит Ким Ир Сена в Москву в 1986 г. напоминал скорее прощание с социализмом в СССР.

В последующем Ким Ир Сен, а затем Ким Чен Ир обобщили опыт ошибок, провалов в некоторых отрядах мирового коммунистического движения.

И сейчас, вспоминая о наших беседах и читая работы, выступления корейских лидеров, понимаю всю ценность выработанных ими принципов строительства своей партии и страны.

В этих трудах фактически сделана первая попытка теоретически обобщить уроки временного отступления мирового социализма, предложены универсальные рецепты против непрекращающихся попыток взорвать дело социализма извне и изнутри.

В 1985 г. корейские товарищи поставили перед ЦК КПСС и М. Горбачевым вопрос о рабочей поездке О. Рахманина в Пхеньян, в том числе и «для встреч с корейским руководством».

Было прислано приглашение. Но этой поездке предшествовало долгое согласование.

Наконец, сроки рабочей поездки в КНДР были согласованы, и 1 апреля 1985 г. группа в составе 3 человек (сопровождающими были два ответственных работника Отдела) прибыла в Пхеньян.

В 9 часов утра на другой день, 2 апреля 1985 г. состоялась волнующая встреча с товарищем Ким Ир Сеном, которая продолжалась почти 3 часа.

В ней участвовал также товарищ Ким Чен Ир, что явилось, как нам сказали, почетным исключением из существующей практики встреч Президента с иностранными гостями.
Ким Ир Сен дал обед в нашу честь, в ходе которого продолжал непринужденную беседу.
Корейская пресса справедливо отметила, что встреча с советскими гостями проходила «в теплой и дружественной обстановке».

В беседе затрагивался широкий круг вопросов двухсторонних и международных, ситуаций в мировом коммунистическом движении, в странах АТР. Присутствовавшие корейские и советские международники добросовестно записали содержание разговора, о чем подробно была проинформирована Москва. Не скрою, что был польщен тем, что Ким Ир Сен называл меня «старым соратником и другом корейского народа».

От наших работников я много раз слышал, что Ким Ир Сена всегда отличали высокие качества близости к тем людям, с которыми ему приходилось встречаться, особенно в сложные периоды истории.

Он, например, проявлял неизменные знаки внимания к советским ветеранам войны 1945 года. Некоторых персонально приглашал в Пхеньян для отдыха, встреч и бесед. Могу засвидетельствовать, что и я испытал на себе бесценные качества Ким Ир Сена – помнить, уважать, ценить истинных друзей.

Мы тепло попрощались с Ким Ир Сеном. Тогда я не знал, что это была последняя встреча с ним. 8 июля 1994 г., 10 лет назад скончался вождь корейского народа, первый Президент КНДР, основатель Трудовой партии Кореи, выдающийся деятель мирового национально-освободительного движения товарищ Ким Ир Сен. После кончины Ким Ир Сена стабильность в КНДР была обеспечена продуманной системой преемственности.

Олег Рахманин, бывший член ЦК КПСС (январь 2004 г.)

Tags: Ким Ир Сен, глазами иностранцев, товарищество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments