juche_songun (juche_songun) wrote,
juche_songun
juche_songun

Categories:

Двойные стандарты и ядерное оружие

Хью Гастерсон

Американские политики, журналисты и интеллектуалы, связанные с военно-промышленным комплексом, давно решили, что, хотя можно жить с пятью официально ядерными державами до неопределенно далекого будущего, распространение ядерного оружия среди стран Третьего мира, особенно исламских, было бы крайне опасным. Эта вера настолько вошла в коллективный «здравый смысл», что, как любое общее место, его можно провозгласить как факт, не опасаясь возражений. Так пишут в СМИ и в ученой прессе, в это верят как либералы, так и консерваторы.



Например, когда Кеннет Эдельман — видный чиновник при Рейгане — сказал, что «настоящая угроза исходит от какой-нибудь жалкой страны Третьего мира, которая решит использовать такое оружие, будь то от отчаяния или от дикости»[2], Ханс Бете — известный физик и многолетний борец за разоружение — сказал: «Ядерное оружие должно быть у более ответственных стран, чтобы предотвратить его использование» странами Третьего мира.[3]



Западная паника насчет «опасности» ядерного оружия в Третьем мире была особенно заметна, когда Индия и Пакистан провели серию ядерных испытаний в мае 1998 года. Многие аналитики уже указали на Южную Азию как на наиболее вероятное место для ядерной войны. Вскоре после испытаний Индии сенатор Даниэль Патрик Мойнихан сказал в передаче «Шоу Чарли Роуза» : «Если Пакистан испытывает бомбу, то мы будем на грани атомной войны». Через три дня после испытаний, проведенных Пакистаном сенатор Джон Мак-Кейн сказал, что мир «ближе к ядерной войне, чем когда-либо со времен Кубинского ракетного кризиса».[4] Агентство Рейтерс передает слова главы либерального института Стратегических и международных исследований (Вашингтон) Дэвида Олбрайта - «я не думаю, что они (Индия и Пакистан) могут предотвратить случайный переход обычного конфликта в обмен атомными ударами»[5]







Ядерный ориентализм



Антропологические исследования риска утверждают, что коллективные страхи часто говорят не меньше о личностях тех, кто боится, чем о самих причинах страха. Преувеличенная реакция Запада на ядерные испытания 1998 года, а до этого — на программу ядерного оружия в Ираке — образцы этого глубоко засевшего отношения к нераспространению, которое играло важную роль в отношениях с Третьим миром в воспаленном воображении Запада.



Эти идеи разделения мира на страны, которым можно доверить ядерное оружие, и те, которым нельзя, начинаются, как минимум, с Договора о нераспространении 1970 года.



Этот договор воплощает сделку между 5 странами, владевшими ядерным оружием в 1970 году, и остальными. По условиям сделки, 5 официально ядерных держав (США, СССР, Англия, Франция и Китай) пообещали помочь другим подписавшим договор в получении технологий ядерной энергетики при условии, что те не используют эту технологию для производства ядерного оружия, подчиняясь международным проверкам для подтверждения своего исполнения условия. Далее, в главе 6, 5 ядерных держав согласились «в духе доброй воли вести переговоры об эффективных мерах по прекращению гонки ядерных вооружений в ближайшем будущем и ядерному разоружению». 187 стран подписали этот договор.



Заявив, что это укрепляет систему всемирного «ядерного апартеида», Израиль, Индия и Пакистан от подписания отказались. Северная Корея вышла из договора.



Договор о нераспространении стал юридической основой всемирного режима ядерного оружия, который на Западе все больше проявляется в расистских выражениях. Учитывая недавние события мировой политики — разрушение СССР, 2 войны против Ирака и международный кризис вокруг ядерных программ Северной Кореи и Ирана — важность этого подхода в организации западной геополитики только растет. Он стал все более важным способом легитимизации военных программ США в эпоху после Холодной войны, когда «страны-изгои» заняли место старой «империи зла» в воображении американских планировщиков новых войн.



Господствующее течение западной идеологии, которое охраняет эту систему ядерного апартеида, было названо «Ориентализмом» (хотя и в другом контексте) Эдвардом Саидом. По мнению Саида, ориентализм выстраивает мир в виде пар противоположностей, Восток(Ориент) — противоположность Запада, «мы» рациональны и дисциплинированы, а «они» - импульсивны и эмоциональны, «мы» - современны и гибки, а «они» - рабы древних страстей и рутины, «мы» - честные и сочувствующие, а «они» - предатели и некультурные[6]. Хотя открыто расистский ориентализм периода колоний смягчился, более тонкий вид ориентализма продолжается в современной политике и применяется в данном случае.







4 обычно употребляющихся довода против распространения



Вот 4 аргумента против распространения ядерного оружия, вписанные в ориенталистский «здравый смысл». Я утверждаю, что все они основаны на идее, что «нам» якобы можно доверить ядерное оружие, в то время как «им» - нельзя - идее, которая ничем не обоснована, если рассмотреть историю атомного оружия.



1)Страны Третьего мира слишком бедны, чтобы позволить себе ядерное оружие



Часто говорят, что не годится странам Третьего мира швыряться деньгами на ядерное оружие, когда у них есть такие острые проблемы как бедность, голод, бездомность, на которые было бы правильнее потратить эти деньги. Например, когда Индия провела первый «мирный атомный взрыв» 18 мая 1974 года, один вашингтонский чиновник заклеймил Индию за неверные приоритеты такими словами: «Не вижу, как это поможет увеличить урожай риса».[7]Подобные комментарии прозвучали после ядерных испытаний Индии и Пакистана в 1998 году. Мэри Мак Грори, например, написала в «Вашингтон Пост», что «две большие бедные страны отчаянно нуждающиеся в школах, больницах и образовании, выбрасывают миллиарды долларов на ядерные программы»[8]



Такие заявления могут быть верными сами по себе, но если присмотреться, то они подрывают и обоснования для военных программ на Западе тоже. Во-первых, укажем обличителям военных расходов Третьего мира, что Запад, хотя и тратит колоссальные суммы на вооружение, при этом отнюдь не решил свои собственные социальные и экономические проблемы. США, например, которые во время ядерных испытаний Индии в середине 90-х выделяли 4% своего ВНП на военные расходы (Индия — 2,8%)[9] — почти все последние четверть века финансируют военный бюджет, залезая в долги. В то же время в США защитники прав бездомных оценивают число людей без жилья в 2 миллиона, и еще 36 миллионов живут ниже официального уровня бедности.[10] Во-вторых, американским налогоплательщикам постоянно объясняют, что ядерное оружие — сплошная выгода по сравнению с обычным. Оно предположительно «более эффективно экономически». Если это правильно для «нас», так почему не для «них»? Если развивающаяся страна имеет проблемы с безопасностью, тогда ядерное оружие может оказаться самым дешевым выходом. В третьих, критикам военных расходов США все время твердят, что военные расходы стимулируют экономику и приносят такую выгоду технологическому развитию, что почти окупаются. Если военное кейнсианство работает у «нас», трудно понять, почему оно не будет работать и для «них».







2)Сдерживание будет нестабильным в Третьем мире



Во время Холодной войны американцам говорили, что ядерное сдерживание предотвратило переход враждебности между сверхдержавами в открытую войну, сохранив миллионы жизней, сделав войну слишком опасной. Когда «сдерживанию» бросило вызов движение против ядерного оружия в 80-е годы, чиновники Пентагона и их ученые сторонники предупреждали, что атомное разоружение просто приведет к тому, что обычные войны станут менее рискованными. А если это так, то мы должны желать, чтобы страны вроде Пакистана, Индии, Ирака, Ирана и Израиля тоже пользовались стабилизирующими плодами ядерного оружия.



Западные спецы по безопасности и СМИ утверждают, однако, что сдерживание сверхдержав во время Холодной войны может не сработать в Третьем мире. Одна из главных причин, как они утверждают — то, что у стран Третьего мира общие границы. Как выразился один журналист: «Поскольку потребовалось бы больше получаса для советских ядерных ракет, чтобы достичь территории США, в течение этого времени США хотя бы имели время проверить как следует компьютерные системы или позвонить по горячей линии — а от Индии до Пакистана ракетам требуется не больше пяти минут»[11] Однако, тут обращается внимание только на разницу во времени полета ракет, игнорируя тот факт, что ракеты в конце Холодной войны были очень точны, имели несколько боеголовок и могли нанести удар по многим целям. Некоторые контролеры вооружений беспокоились в 80-е годы, что сверхдержавы входили в ситуацию, когда каждая сторона должна была немедленно запустить свои ракеты, если считала, что на нее напали. Так что, если добавить точность и разделяющиеся боеголовки в формулу, то предположительная разница между стабильным сдерживанием на Западе и нестабильным в Южной Азии оказывается как раз обратной, даже с учетом подлетного времени между сверхдержавами Холодной войны и между главными соперниками в Южной Азии.



Но нет причины соглашаться с предположительной разницей подлетного времени. Михаэль Лев говорит, что американским и русским ракетам потребовалось бы «больше получаса», чтобы достичь целей во время Холодной войны. Хотя это правильно в случая ракет наземного базирования, это неправильно в отношении ракет на подводных лодках, которые сверхдержавы могли передвигать у берегов противника. И в отношении американских ракет Юпитер в Турции, у самой границы СССР в начале 60-х. И в отношении Першингов-2 в Германии, размещенных там в 80-х. Антиракетное движение утверждало, что размещение Першингов в менее, чем 10 минутах лета от Москвы дестабилизирует мир, правительство США настаивало, что все, усиливающее возможность НАТО атаковать, усиливает ядерное сдерживание. Опять двойные стандарты в аргументах в защиту «нашего» ядерного оружия.







3)Страны Третьего мира недостаточно развиты технически для владения ядерным оружием



Третий аргумент против распространения - страны Третьего мира недостаточно развиты технически для безопасного владения ядерным оружием. «Вашингтон Пост» цитирует неназванного западного дипломата в Пакистане, который, обеспокоенный тем, что у Индии и Пакистана нет технологий для обнаружения нападения на «свое» оружие, говорит, что у США «есть дорогостоящие космические системы наблюдения, которые могут засечь запуск, но у Индии и Пакистана нет предупреждающих систем. Я не знаю, какова их военная доктрина. Запускай когда дует ветер?»[12]



Но если рассмотреть историю безопасности ядерного оружия в США, это противопоставление высокотехнологичных и безопасных «нас» и низкотехничных и опасных «их» выглядит весьма сомнительно. Во первых, США не всегда применяют даже имеющиеся системы безопасности. Из-за возражений разработчиков оружия, например, ВМФ США решил не включать новейшие системы безопасности в новое оружие — Трайдент 2 и проигнорировал мнение экспертов переконструировать Трайдент 2, чтобы сделать их безопаснее.[13]



Во-вторых, если присмотреться к системам раннего предупреждения США, то видно, что они создают новые вида риска. Например, высокотехнологичная радарная система Эгис, показания которой неправильно поняли операторы, что стало причиной принятия трагически ошибочного решения сбить иранский пассажирский самолет 3 июля 1988 года (если это и была ошибка, то что вообще делали ракеты США у берегов Ирана? Пер.) Также, и потенциально даже опаснее, в 1979 году армия США начала подготовку к ядерной войне после того, как по ошибке вставленная учебная лента привела стратегическое командование к выводу о начавшейся советской атаке. Американские самолеты-перехватчики были запущены и авиадиспетчеры получили приказ посадить гражданские самолеты, прежде чем командование США обнаружило свою ошибку.



А уж история американской транспортировки и хранения ядерного оружия внушает скорее мысль «на этот раз пронесло», чем «все в порядке». Например, не меньше 24 раз американские самолеты случайно сбросили ядерное оружие, и произошло не меньше 8 несчастных случаев — крушений самолетов или пожаров - при наличии ядерного оружия.[14]



Другими словами, ядерный арсенал США имеет свои проблемы безопасности, связанные с зависимостью от компьютерных систем предупреждения и обнаружения, с привычкой времен Холодной войны патрулировать океаны и небо с заряженным ядерным оружием, а также с самим размером арсенала. Даже когда ученые США создают специальные безопасные технологии, их не всегда используют. Предположение, что у стран Третьего мира нет достаточной технологической зрелости, чтобы доверить им ядерное оружие, совпадает с с нашими стереотипами об их «отсталости», но отвлекает от вопроса — а сами-то мы так ли уж зрелы и способны обеспечить техническую безупречность, требуемую для такого вида оружия?



Противники распространения исходят из того, что огромные арсеналы сверхдержав точны, ракеты в боевой готовности устойчивы, и что небольшие, примитивные арсеналы новых ядерных держав будут неустойчивы, но с полным основанием можно доказать как раз обратное. Вот и гадай, не попросту ли предубеждения против владельцев оружия маскируются как озабоченность техническими проблемами ядерного оружия и систем безопасности.







4) Страны Третьего мира недостаточно развиты политически для владения ядерным оружием



Четвертый аргумент касается предположительной политической нестабильности или иррациональности стран Третьего мира. Специалисты в области безопасности и СМИ беспокоятся, что «диктаторы Третьего мира», не связанные демократическими ограничениями, скорее могут произвести и применить ядерное оружие, что военные в таких странах скорее могут заполучить такое оружие и использовать его по своей инициативе, и что страны Третьего мира больше подвержены влиянию старинной вражды или религиозного фанатизма, которые могут привести к использованию ядерного оружия. Такая озабоченность — суть ориентализма.



Говоря словами Ричарда Перла — видного неоконсерватора — ядерное оружие «одна вещь в руках правительства, воодушевленного рациональной политикой защиты национальных интересов и нормальным уважением человеческой жизни. И совсем другая — в руках жестокого маньяка вроде Саддама, который, не моргнет глазом при виде массового разрушения своих врагов»[15] Похоже, хотя и на другом конце политического спектра, сенатор-демократ Эдвард Кеннеди предупреждал, что «ядерное оружие в арсеналах нестабильных режимов Третьего мира — явная и насущная угроза человечеству... Диктаторы, которым угрожают нападение извне или революция изнутри могут, не колеблясь, нажать на кнопку. Такая возможность ужасает».[16]



Предполагаемый контраст между Западом, чьи лидеры «дисциплинированы демократией», и Третьим миром, где этого нет, не выдерживает пристального рассмотрения. Правительства Англии, Франции и Израиля, не говоря о США, все приняли решение о создании ядерного вооружения без уведомления собственного населения, не говоря уж о том, чтобы провести обсуждение этого вопроса. Только в Индии вопрос о том, перейти ли ядерный порог, был в предвыборных программах. Пакистан также прошел чрез период публичных дебатов перед первым испытанием ядерного оружия.



И насколько безопасны «официальные» ядерные державы в вопросе государственного переворота, офицеров, нарушающих приказы или слишком рискующих лидеров? Франция была очень близка к революции в 1968 году, а в 1961 году группа французских офицеров-заговорщиков получила контроль над ядерным оружием на французском испытательном полигоне в пустыне Сахара[17].



Англия, борясь против ИРА, вела гражданскую войну низкой интенсивности большую часть того периода, когда владела ядерным оружием. США, с момента создания ядерного оружия, пережили убийство президента Кеннеди, президенту Форду угрожали незаряженным пистолетом, а президента Рейгана ранили из огнестрельного оружия.



Также не обошлось без проблем с командованием и контролем в США. Во время Кубинского ракетного кризиса офицеры на базе ВВС Мальмсторм настроили свои ракеты так, что могли запустить ядерное оружие независимо от национального командования и контроля и в нарушение нормальной процедуры, требующей, чтобы несколько офицеров приводили ракету в состояние пуска[18]. В 1950-х некоторые высшие командиры США планировали и призывали к превентивному ядерному нападению на СССР. Один из них — Кертис ЛеМэй в 1954 году провоцировал СССР, посылая разведывательные самолеты США на территорию СССР — что технически означало военные действия — несмотря на приказ президента Трумена не делать этого.







Новые аргументы




Я не хочу минимизировать потенциальные опасности распространения ядерного оружия. Но эти опасности нельзя представлять таким образом, чтобы это скрывало как опасности дальнейшего сохранения наших собственных ядерных арсеналов, так и тот факт, что именно наши собственные действия часто являются источником нестабильности, которой мы так опасаемся в странах Третьего мира.




Что же нам остается? Существуют три различных позиции в отношении распространения ядерного оружия, каждая из которых указывает на отличный от других режим безопасности в мире, не воплощающий в себе “ориенталистских” двойных стандартов.



Первая, позиция изоляции, основывается на прагматических условиях "реальной лполитики". Это предполагает откровенные заявления, что, хотя ядерное оружие может быть не более опасным в руках мусульман или индусов, чем в руках христиан, оно является прерогативой власти, и сильные страны не собираются позволять слабым приобрести его. Эта позиция, в ее неприятии расизма и фальшивого морализаторства, по крайней мере достойна уважения за ее откровенность.




Вторая, позиция участия, базируется на аргументе Кеннета Вальца о том, что все страны выиграют от приобретения ядерного оружия.[19] Данная позиция может быть более привлекательной в некоторых частях Третьего мира, чем на Западе. Это позиция, например, Израиля, Индии и Пакистана, которые, подобно «старым» ядерным державам, стремились
увеличить свою мощь и подкрепить свой суверенитет путем приобретения ядерного потенциала. Эти страны стремились приобрести ядерное оружие в поисках большей безопасности от региональных соперников и из желания изменить баланс сил в их подчиненных взаимоотношениях со сверхдержавами.




Третья, позиция отречения, стирает отличия, которые мы искусственно создали между “нами” и “ними”, задаваясь вопросом, а может ли ядерное оружие вообще быть безопасным, в любых руках. “В чем нельзя признаваться ни в коем случае,» - говорит Салман Рушди, --это в невозможной истине того, что дикость может прятаться под тесно облегающей рубашкой приличия”. Наша ориенталистская позиция по вопросу о нераспространении ядерного оружия является одним из хороших примеров этого. Эта позиция была хорошо высказана покойным Джорджем Кеннаном:



«Я вижу опасность не в количестве или качестве оружия или в намерениях тех, кто держит его в своих руках, но в самом существовании оружия такого характера, вне зависимости от того, в чьих руках оно находится. ... Я не вижу решения проблемы другим путем, чем полная ликвидация этого и всех других видов оружия массового поражения из национальных арсеналов; и чем скорее мы продвинемся в сторону этого решения, чем больше мужества мы проявим в этом, тем безопаснее станет для нас мир».[20]








[1] Cм “Nuclear Weapons and the Other in the Western Imagination.” Cultural Anthropology 14(1):111-143
[2] Эдельман произнес эту речь в San Francisco Commonwealth Club 9 июня 1988 года.
[3] Цитируется по Larry Bernard, “Atomic Bomb Saved Lives in WWII, Bethe Says.” Cornell
Chronicle, April 14, 1994. И в Jo Ann Shroyer, Secret Mesa: Inside the Los Alamos
National Laboratory. New York: Wiley and Sons, 1998, p. 24.
[4] Jim Abrams, “US: Nuclear Situation Serious.” Associated Press, May 31, 1998.
[5] Reuters Wire Service, May 28, 1998
[6] Edward Said, Orientalism. (New York: Vintage Books, 1978)
[7] “India, Uninvited, Joins Nuclear Club.” New York Times, May 19, 1974
[8] Mary McGrory, “Doomsday and Dalliance.”Washington Post, June 4, 1998
[9] Sunil Gokhale, “Columnist Erred on India’s Military Spending.” Boston Globe, May 9, 1996
[10] Первая цифра взята из National Law Centeron Homelessness and Poverty (www.nlchp.org); вторая – из Douglas Mattern, “Poverty Amid Riches,” San Francisco Chronicle, January 5, 1998.

[11] Michael Lev, “India, Pakistan: Hard Road to Nuclear Intelligence.” San Francisco Examiner,
June 7, 1998, p. A19
[12] John Ward Anderson, “Confusion Dominates Arms Race,” Washington Post, June 1, 1998

[13] Sidney Drell, John Foster, and Charles Townes,“How Safe is Safe?” Bulletin of the Atomic
Scientists 47 (1991), pp. 35-40; R. Jeffrey Smith, “America’s Arsenal of Ticking Time Bombs,”
Washington Post National (weekly edition), May 28- June 3, 1990.
[14] Scott Sagan, The Limits of Safety: Organizations,Accidents, and Nuclear Weapons. Princeton, NJ: Princeton University Press, 1993, p. 185; Robert Williams and Philip Cantelon, The American Atom: A Documentary History of Nuclear Policies From the Discovery of Fission to the Present. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1988, pp. 239-245

[15] Richard Perle, “Keeping the Bomb From Iraq.” Wall Street Journal, August 22, 1990
[16] Edward Kennedy, “Prologue” to Edward Markey, Nuclear Peril: The Politics of Proliferation,
Cambridge, MA: Ballinger, 1982
[17] T. Aeppel, “A-Bomb Technology Spread,” Christian Science Monitor, February 27, 1987;
Leonard Spector, Nuclear Ambitions: The Spread ofNuclear Weapons, 1989-1990, Boulder, CO: Westview Press, 1990
[18] Sagan, pp. 81-91
[19] Kenneth Waltz, “More May be Better,” in Scott Sagan and Kenneth Waltz, The Spread of Nuclear Weapons, (New York: Norton, pp. 1-45, 1995).
[20] George Kennan, “Two Views of the Soviet Problem,” The New Yorker, November 2, 1981
Tags: глазами иностранцев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments