juche_songun (juche_songun) wrote,
juche_songun
juche_songun

Category:

Почему в Южной Корее такой низкий уровень несчастных случаев при такой высокой смертности?

Потому что компании регулярно покрывают аварии, и, опасаясь попасть в черный список, рабочие не решаются сообщать о них

В июле 2014 года человека по фамилии Ким, 35 лет, работника субподрядчика для Hyundai Heavy Industries, ударило током, пока он разбирал трансформатор, полагая, что ток был выключен.

Но, вместо того, чтобы вызвать скорую помощь, компания отвезла Кима в больницу на служебной машине. Начальники велели Киму лечиться в рамках Национального медицинского страхования, а не подавать рапорт о несчастном случае на производстве и пообещали заплатить ему компенсацию отдельно. Киму пришлось сказать врачу, что его ударило током дома.

"Если фирма не сообщает о несчастном случае на производстве, мне надо идти в Корейскую службу компенсации рабочих и сообщать об этом самому. Но если я это сделаю, мое имя запишут, и меня не примут на работу (здесь или) на других верфях», - говорит Ким. Ким говорит о черном списке несчастных случаев на производстве.

Германия, которая, как и Южная Корея, тоже промышленный центр, имела уровень несчастных случаев на производстве в 2011 году 2.65% . В том же году в Южной Корее уровень был 0.65%. Получается, что уровень безопасности на производстве в Южной Корее якобы выше, чем в Германии.

Смертность от несчастных случаев на производстве в Германии была 1.7 на 100 000 человек, в Южной Корее — 7.9 на 100 000. Выходит, что процент рабочих, пострадавших на производстве в Южной Корее в 4 раза ниже, чем в Германии, но процент погибших на производстве — более чем в 4 раза выше, чем в Германии.

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (OECD), уровень несчастных случаев на производстве в Южной Корее был в 2013 году 0.59% -ниже среднего по OECD — 2.7%, в то время, как смертность от несчастных случаев на производстве - 6.8 на 100 000 — самая высокая.

Это не значит, разумеется, что южнокорейские рабочие чудом умирают, не заболев и не поранившись. Объясняется этот парадокс тем, что в ЮК несчастные случаи на производстве покрывают, то есть, их не называют несчастными случаями на производстве, пока смерть не делает их сокрытие невозможным.

Министерство труда и занятости недавно объявило, что пересмотрит Закон о безопасности на производстве и здоровье, чтобы подвергать владельцев компаний, которые сознательно покрывают несчастные случаи на производстве, не только штрафам, но и уголовному преследованию (с тюремными сроками до года).

Но профсоюзные активисты и эксперты считают, что ужесточение наказаний, вероятно, не будет достаточно для того, чтобы покончить с таким укрывательством. В ЮК высокий уровень несчастных случаев на производстве и еще более высокий уровень их укрывательства.

Когда бывший парламентарий Юн Су Ми проанализировала отчеты медицинского страхования об обращении к ним работников субподрядчиков с 2011 по 2013 год, она подсчитала, что настоящий уровень несчастных случаев на производстве в ЮК в среднем в 23 раза выше официального.

Она получила такой результат сложив число обращений в больницы в эти годы работников субподрядчиков - 388 475 (всего за три года), которых лечили от «ранений S-T», что обходилось Национальному медицинскому страхованию в как минимум в 500 000 вон (421 доллар).

«Ранение S-T» - стандартное для ЮК обозначение болезни и причин смерти — ранение или отравление от внешних причин головы, шеи, груди, живота, спины, плеч или глаз. Эксперты считают такие болезни связанными с производством.

Высокий уровень укрывательства несчастных случаев на производстве — результат нескольких лазеек и сомнительных отношений между первичными подрядчиками и субподрядчиками.

Одна проблема — иррациональный способ вычисления страховых платежей за несчастные случаи на производстве. В ЮК выплачивают компенсацию согласно уровню несчастных случаев, то есть, фирмы с наибольшим уровнем платят больше. Компании с низким уровнем получают скидки.

«Национальное медицинское страхование не заставляет тех, кто может больше болеть, платить более высокие страховые взносы. Это потому, что это форма социального страхования, а суть социального страхования в том, что общество берет на себя риск», - говорит Лим Чжун, профессор профилактической медицины Медицинско-научного университета Качон.

"Несчастные случаи на производстве — тоже вид социального страхования. Система индивидуальных платежей нарушает принцип солидарности и общих ценностей», говорит Лим.

Еще одна причина — практика правительства давать высокие оценки компаниям с низким уровнем несчастных случаев на производстве во время «предварительных» оценок компаний, которых допускают к конкурсам на крупные строительные проекты. Это приводит к противоположным желаемым результатам — компании получают стимул для укрывательства несчастных случаев на производстве, чтобы получить контракт.

Ещё хуже обстоят дела у субподрядчиков. Как показано в отчете о профессиях с высоким уровнем риска несчастных случаев на производстве, опубликованном в декабре 2014 года Южнокорейской комиссией по правам человека, рапорты о несчастных случаях составлялись только в 36 случаях из 343 (10.5%) работников субподрядчиков в отраслях судостроительной, сталелитейной, на стройках и заводах. Кроме того, 122 (35.6%) из них должны были сами платить за свое лечение или вообще не получили медпомощи. Остальные 185 (53.9%) получили медпомощь от Национального медицинского страхования и их лечение было оплачено подрядчиком или субподрядчиком.

Чаще всего (39.6% случаев) работники объясняли, почему не сообщили о несчастном случае на производстве тем, что боялись мести подрядчика или субподрядчика. Другие (29.4%) сказали, что подрядчик или субподрядчик не позволили им сообщить о несчастном случае на производстве, и остальные (9.5%) - что заполнение формуляра о несчастном случае на производстве был слишком сложным.

"Несчастный случай на производстве может вызвать специальное наблюдение Министерства труда и занятости, поэтому подрядчики очень стараются не допустить никаких проблем во время строительства. Когда несчастный случай на производстве происходит у субподрядчика, их репутация страдает, а если он повторяется, субподрядчик теряет подряд», - говорит Пак Чон Сик — исследователь в Институте социального развития и политических исследований университета Йонсеи .

Поэтому работники субподрядчика, ставшие жертвой несчастного случая на производстве, не получают медпомощь вовремя, ведь компания не вызывает скорую помощь. И поэтому субподрядчики также отвозят раненых рабочих к врачам, которые согласились незаконно отправить больного на лечение по линии Национального медицинского страхования, вместо того, чтобы сообщить о несчастном случае на производстве.

Ужесточение наказания само по себе не решит проблемы

Чтобы заставить компании прекратить покрывать несчастные случаи на производстве, система страхования, возможно, должна быть изменена, так что работники могли бы получать пособие немедленно, без дополнительных процессов.

Сейчас рабочие должны получить разрешение от своей компании, чтобы подать отчет о несчастном случае в Корейскую службу компенсации рабочих. Даже после этого, они не сразу получают страховые выплаты, пока государство не отнесет их случай в раздел несчастных случаев на производстве.

"Нужна система, при которой когда рабочий приходит к врачу, врач может решить, составлять ли отчет в Корейскую службу компенсации рабочих или в Национальное медицинское страхование, согласно стандартам определения несчастных случаев, а затем заполнить отчет и представить его к оплате государству немедленно», - говорит Лим Чжун.

Подобные предложения делались о системе подсчета компенсаций за несчастные случаи на производстве. «Мы не видим, чтобы система была эффективной, напротив, на нее указывают как на причину укрывательства несчастных случаев на производстве. Прямо сейчас несчастные случаи на производстве у субподрядчиков следует включить в число основного подрядчика при вычислении страховых выплат, а в дальнейшем необходимо рассмотреть полное изменение системы», - говорит Цой Ги Хон, глава отдела здоровья работников в Федерации корейский профсоюзов.

"Практичный способ прекратить укрывательство компаниями несчастных случаев на производстве — привлечь к этому самих работников. Не важно, насколько мощные, законы или государственные наблюдатели не могут быть эффективнее рабочих, которые постоянно это видят», - говорит Цой Мен Сен, глава бюро безопасности и здоровья работников в Корейской конфедерации профсоюзов.

В Германии рабочий совет, представляющий всех работников как подрядчиков, так и субподрядчиков, также имеет власть принимать решения о мерах для охраны здоровья работников, включая предотвращение несчастных случаев на производстве.

"Если Министерство труда и занятости просто усилит ответственность как оно намеревается, это не будет очень эффективно и, скорее, только даст компаниям больше стимулов для укрывательства несчастных случаев на производстве. Правительство должно изменить цель — не «снижение» (на бумаге) уровня несчастных случаев на производстве, а их выявление (и предотвращение! – прим. перев.) и компенсацию», - говорит Пак Чон Сик.

Tags: марионетки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments